«Мы экстренно нуждаемся в гослоббисте», - трейдер «GTCS TRADING DMCC» Олег Крюковский об актуальных проблемах экспорта российской продукции

«Мы экстренно нуждаемся в гослоббисте», - трейдер «GTCS TRADING DMCC» Олег Крюковский об актуальных проблемах экспорта российской продукции

                                                     

Юлия Королева: Олег, Вы, как никто другой, знаете мнение трейдеров о качестве российской пшеницы рекордного урожая. Что приятно удивило, помимо самого урожая? Как они его оценивают?

Олег Криковский: Страна и отрасль в целом не были готовы к столь внушительному урожаю. Если вспомнить валовый сбор 2016 года, то все ожидали, что следующий станет не более 110 млн тонн и то, только с учетом больших переходящих остатков. Никто и думать не мог даже о повторении прошлогодних результатов, а о рекордных за всю историю 135,6 млн тонн и не прогнозировали.

Первое место по экспорту пшеницы, которое Россия заняла в 2016/17 с.-х. году, по ожиданиям мировых трейдеров, должно было быть потеряно. Между тем, когда начался новый сезон все были в шоке от объемов. В портах экспортной отгрузки на контроле качества выяснилось, что и показатель натуры небывало высок. Если данный показатель у ячменя был 60, то в 2017 году стал уже 68. По пшенице натура обычно составляла около 76, а теперь превышает 80.

Ю.К.: Но по протеину совсем иная ситуация. Этот показатель в российской продукции до сих пор остается на низком уровне.

О.К.: Совершенно верно, если раньше формировали партии 50/50, добиваясь уровня протеина в 12,5 - 13,5 %, то сейчас все изменилось. Учитывая огромный пророст в 2016 году, который доходил в отдельных партиях до 30 %, стало ясно, что весь урожай реализовать вряд ли получится. С невысоким протеином готовы покупать только страны Азии, например, – Бангладеш. Кроме того, относительно невысокое качество протеина востребовано в Ираке, Восточной Африке и Латинской Америке, которые устраивает и 12,5 %.

Турция – важный партнер для отечественных трейдеров. В Турецкой Республике действует минимальный порог входа для экспортеров и поставщиков, что делает ее самым близким для нас рынком. У фермеров даже есть возможность накопить и отправить маленькое судно из устьевых портов Азовского моря на 2 тыс. тонн.Основные покупатели из Турции – мукомолы, которым в первую очередь важно высокое и стабильное качество. Вот здесь и кроется главная проблема. Зачастую у нас могут быть партии с разным уровнем качества, поэтому необходимо грамотно смешивать партии, чтобы избежать слоенного пирога из зерна разного качества.

 

Ю.К.: В то же время турецкие мукомолы постоянно твердят о показателе W. Так ли он важен для них, как они говорят?

О.К.: W - это такая пугалка турецких мукомолов. Тем не менее этот показатель действительно важен, так как он в значительной степени влияет на хлебопекарные свойства муки. Год назад заказчики хотели, чтобы W был около 180-190 J, а в этом году уже 200 J и более. Каждый год требования растут.

В Средиземноморском бассейне (Албания, Ливан, Израиль и Египет) нет специфических требований, которые были бы неподъемными для российских производителей. Ближний Восток (Оман, ОАЭ, Кувейт) аналогичным образом не предъявляет особых требований, однако я сомневаюсь, что доля российского зерна на рынке ОАЭ вырастет в ближайшее время.

Мы экспортируем практически все виды пшеницы, но в экспорте твердых сортов культуры (лат. Trīticum dūrum) российская доля на рынке крайне низкая. Маленькие, отдельные партии уходили в Турецкую Республику и Италию.

Ю.К.: Выходит, что именно нестабильное качество и есть «ахиллесова пята» отечественной продукции?

О.К.: Да, ведь у австралийского и канадского зерна стабильно высокий уровень протеина и других показателей качества, а у нас он скачет год от года. Кроме того, у российского зерна есть проблемы с цветом. Например, в Индонезии производители хотят получать идеально белые лепешки. Оттенок главным образом зависит от сорта пшеницы, которые выращивают лишь в нескольких регионах РФ, но они логистически удалены от морских портов.

Политический конфликт с Турцией 2015 года, в результате которого было введено торговое эмбарго, привел к транспортному коллапсу. Все зерно 3-его класса встало в портах, а спроса на него практически не было. Продукция с протеином 13 – 13,5 % никого не интересовала. В итоге производителям приходилось отдавать 3-ий класс с протеином 13 – 13,5 % по цене пшеницы с показателем 12 – 12,5 %. Грузия и Армения быстро сориентировались и согласились работать только с дисконтом. Несколько партий ушли в Грецию, Израиль, Ливию и Ливан, но этого явно недостаточно.

Для того, чтобы «отвоевать» у Австралии и Канады рынок Индонезии и других стран с высоким порогом входа для экспортера необходимо добиться стабильного качества с показателем протеина 14 – 14,5 %.

Самая главная задача, стоящая перед отечественными фермерами, давать стабильно высокое качество. США, Австралия и Канада поддерживают его при помощи современных технологий и жесткого государственного контроля. России важно не просто добиться высокого качества, а гарантировать его из года в год, чтобы заказчики были уверены в приобретаемом зерне.

Более того, многие импортеры недоверчиво смотрят на причерноморскую пшеницу, являющуюся, по их словам, «альтернативой» высококлассной продукции. Несколько лет назад никто даже не знал, что она выращивается в России. Необходимо доказывать другим странам, что наша продукция не хуже, чем в Австралии или Канаде. Впрочем, не все так плохо. Япония за последние два года увеличила импорт российского зерна в 16 раз, но продукция все равно идет на кормовые цели, а не пищевые нужды.

Ю.К.: Как можно изменить отношение импортеров к российской продукции? Неужели клеймо «альтернативы» уже привязалось к нам навсегда?

О.К.: Нет, выход есть. России, как лидеру по экспорту пшеницы, категорически не хватает мощного лоббиста, при чем, скорее всего, государственного. Он должен продвигать отечественную продукцию на международные рынки, открывая новые горизонты для компаний-экспортеров.

Например, в США есть «Американская пшеничная ассоциация», которая открыла свои офисы во многих ключевых странах-импортерах. Они на государственном уровне агитируют покупать именно американскую продукцию, имея в своем арсенале большое количество «рычагов» и «инструментов» для контроля экспорта.

К сожалению, на сегодняшний день отечественное зерно не может на равных конкурировать с экспортерами высококачественной продукции, однако наличие подобного лоббиста определенно положительно скажется на объемах экспорта. Благодаря ему Россия смогла бы стать мажоритарным поставщиком пшеницы не только в ряде Азиатских и Ближневосточных регионах, но и во всем мире в целом.

 

Беседовала Юлия Королева

 

Теги трейдер Олег Крюковский зерно и продукты его переработки интервью
Комментарии

Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.